Category: транспорт

Horch

Туда, куда я хочу

«Не люблю метро, там быдло и бомжи!» — заявляет автолюбитель. Оставим «быдло» на совести зеркала, но про бомжей — истинная правда. А ещё там тесно.

«Зачем покупать автомобиль и стоять в бесконечных пробках?» — задаст встречный вопрос пассажир метрополитена. И опять же, покупать автомобиль надо, но пробки раздражают.

Что же делать, если передвигаться по Москве надо, но не хочется ни стоять в пробках, ни толкаться в метро? Выход есть.

По Москве ходят (сюрприз!) электрички. Наверняка тот, кто ездит из Подмосковья на электричке, давно изучил свою ветку вдоль и поперёк. Теперь осталось понять, что можно пересаживаться с одной ветки на другую. Как птичка.

Вот, скажем, моё Ярославское направление. Первая станция в пределах МКАД — Лось. Это практически около самой Кольцевой. Интересна только местным жителям. Хотел написать ещё про посетителей автосалонов GM и Suzuki на Ярославке, но туда уже лучше идти от Перловской.

Следующая остановка — Лосиноостровская. Здесь останавливаются все электрички, включая экспрессы типа «Спутник». Относительно недалеко метро Бабушкниская, а маршрутки ходят и до Отрадного.

Северянин. Это Северянинский мост, где проспект Мира переходит в Ярославское шоссе. Ближайшая станция метро — Ботанический сад, но пешком далековато.

Яуза, Маленковская и Москва 3 — станции неинтересные. К востоку — промышленные объекты и парк Сокольники, от Маленковской 2 километра мешком до метро ВДНХ, от Москвы 3 — полтора до Алексеевской.

А дальше мы прибываем на конечный пункт — Ярославский вокзал. Во-первых, не забываем, что он находится на площади трёх вокзалов. И можно пересесть, например, на электричку Ленинградского направления.

Первая остановка — Рижская. Крестовский мост, Метро Рижская, универмаг «Крестовский», неподалёку — Рижский вокзал. Ну, естественно проспект Мира, где куча магазинов, аптек, банков и прочих объектов городской инфраструктуры.

Останкино. Пересечение улицы Руставели и Огородного проезда. Останкинский мясокомбинат, завод плавленых сырков «Карат», монорельсовая станция Улица Милашенкова.

Петровско-Разумовское. Метро Петровско-Разумовская, Дмитровское шоссе.

Про НАТИ, Моссельмаш и Ховрино ничего сказать не могу, но тот, кто ездит — знает.

Третий вокзал — Казанский.

Первая остановка — Электрозаводская, рядом с одноимённой станцией метро. Неподалёку находится куча разных магазинов, офисов, и строительных ярмарок (у метро Семёновская), фабрики пряжи и детской одежды (там же), и офис компании OTIS. Там же Машино-тракторная академия и куча других институтов, включая загадочный гештальт-институт.

Сортировочная — неинтересная, Новая — это метро Авиамоторная. Фрезер, Перово, Плющево (усадьба Кусково), Вешняки, Выхино (огромный транспортный узел рядом с одноимённой станцией метро), Косино (уже за Кольцевой, но вроде считается, что ещё Нерезиновая).

А теперь — самое интересное. Комсомольскую площадь по праву можно назвать площадью не трёх, а как минимум шести вокзалов! Потому что если пройти 50 метров по направлению к гостинице Hilton-Ленинградская, то можно попасть на станцию Каланчёвская, от которой хотят (правда, не часто) электрички на Курское, Рижское и Белорусское направления.

Большинство поездов Рижского направления начинают свой путь на Рижском вокзале, но часть идёт через Москву насквозь, на Курское направление. Вот именно эта часть на обратном пути и проходит через станцию Каланчёвскую. Конечные пункты — Нахабино, Дедовск.

Первая остановка — Ржевская. Это около Рижского вокзала, практически то же самое, что станция Рижская Ленинградского направления.

Дмитровская — одноимённая станция метро.

Гражданская — улица 8 Марта. Билайн, склад интернет-магазина «Озон», DHL, Лунное консульство. Около 15-20 минут (2 км) пешком до метро Динамо и полтора километра до метро Аэропорт.

Красный Балтиец — пересечение улицы Космонавта Волкова и Большой Академической. На Волкова куча всяких мрачных офисных зданий.

Ленинградская — метро Войковская.

Покровское-Стрешнево — лесопарк Покровское-Стрешнево, Волоколамское шоссе. Километр с небольшим до метро Щукинская.

Тушино — изрядный транспортный узел рядом со станцией метро Тушинская.

Трикотажная — спальный район возле самой Кольцевой.

Совсем редко, но всё-таки ходят от Каланчёвской поезда на Белорусское направление. Конечные остановки — Усово, Кубинка.

Первая остановка — Ржевская, та же самая, что и на Рижском направлении.

Следом идут Станколит (Марьина Роща) и Савёловская. С платформы Савёловской можно перейти на электрички Савёловского направления, о котором речь позже. Рядом же с этой платформой находятся одноимённая станция метро, огромный базар торговый комплекс, ну, и множество офисов на Бутырке и Большой Новодмитровской улице.

Следующая станция — Белорусская. Это Белорусский вокзал, просто две платформы на этом вокзале сквозные, от них поезда идут не только вперёд, но и назад.

Ну, а дальше — Беговая (возле одноимённой станции метро), Тестовская (Москва, извините за выражение, сити, 700 метров до метро Международная), Фили (одноимённая станция метро), Кунцево (метро, соответственно, Кунцевская), Рабочий посёлок (это уже не интересно).

Теперь Савёловское направление. Тимирязевская находится возле одноимённой станции метро и монорельса, Окружная — это пересечение Алтуфьевского шоссе и Сигнального проезда, километр с небольшим до метро Владыкино. Ну, а дальше ветка идёт параллельно Дмитровскому шоссе, примерно в полутора километрах к востоку, пересекая его в Лианозово (платформа Лианозово).

От Каланчёвской же можно сесть на поезд Курского направления: Курский вокзал (без комментариев), Москва-товарная (меньше километра до метро Площаль Ильича/Римская), Калитники, Текстильщики (одноимённая станция метро), Люблино (километр до метро Печатники), Депо, Перерва, Москворечье (Каширское шоссе), Царицыно (одноимённая станция метро), Покровская, Красный Строитель (полтора километра до метро Улица академика Янгеля).

На Курском вокзале можно пересесть на электричку Горьковского направления: Серп и Молот (метро Площадь Ильича/Римская), Карачарово, Чухлинка, Кусково (Кусковский лесопарк, полтора километра до метро Перово), Новогиреево (километр до одноимённой станции метро).

Теперь о грустном.

Электрички Киевского и Павелецкого направлений изолированы ото всего на свете, ни о каких пересадках речь не идёт.

Билет на каждом направлении надо покупать отдельно, билета «по Москве» не существует. Можно, конечно, прыгать через заборы и турникеты, но далеко не каждый может это себе позволить по состоянию здоровья и/или имиджа.

Ну, а самое печальное, что существует окружная железная дорога, но пассажирские поезда по ней не ходят. Вот если пустить кольцевую электричку, да оборудовать станции пересадок, да ввести единый билет… Эх…

Но даже в существующем виде сеть железных дорог в Москве рекомендуется к применению. Пробок нет, народу меньше, чем в метро, да ещё и естественное освещение. Сплошные плюсы!

  • Current Mood: уф-ф
  • Current Music: Кино - Электричка
Ясен пень

Гуд ба-ай, Америка…

И всё-таки случилось — награда нашла героя. Не 2% от мифической суммы, а недельная командировка в город Горный Лосось (поправочка, тут товарищи утверждают, что не Лосось, а Лавр, трава то есть), что в штате Нью-Джерси, недалеко от Филадельфии, которая, в свою очередь, уже в Пенсильвании.

Началось всё с авиаперелёта Москва — Нью-Йорк. Мало того, что на контроле отбирают все жидкости, так ещё и то, что куплено в duty free, брать с собой тоже нельзя. Поэтому пришлось ограничиться маленькой бутылочкой вина, которой, впрочем, хватило, чтобы жизнь начала потихоньку налаживаться.

Говорят, что первое впечатление — самое сильное. Если в Италии нас поразил безлюдный зал прилёта, то в Америке всё как положено — очереди, суровый паспортный контроль, роспись-прóтокол, отпечатки пальцев. Так что первым впечатлением от Америки стал… унитаз. Их конструкция отличается от нашей примерно так же, как инь отличается от яня. То есть сначала в чашу наливается вода, а при нажатии клавиши содержимое с чавкающим звуком втягивается внутрь, а потом наливается свежая вода. Жутковатое, доложу вам, зрелище.

На выходе из аэропорта молодой человек семитского вида на чистом русском языке поинтересовался, не нужно ли нам такси. Кругом наши люди, и кругом умным такси не надо…

Водитель автобуса предупредил — ехать будем долго, трафик плотный. И действительно, практически всю дорогу, около 160 километров, мы ехали в плотном потоке машин.

Ну, во-первых, когда с детства слышишь о чудесных дорогах в Америке, ждёшь чего-то сверхъестественного. Так вот, самая обычная дорога. Примерно, как наше Ярославское шоссе. По три полосы в каждую сторону плюс отбойник посередине. Только таких дорог там много, а вот если проехать по той же M8 столько же километров, то дорога будет уже немножко другая.

«Плотный трафик» — это значит, что все едут со скоростью 40-50 км/ч. Никто не прыгает из ряда в ряд, никто не сигналит, не подрезает. Даже скучно. Hummer выглядит достаточно большой машиной, но не более того. Куча японских машин, очень мало европейских, а в основном — джЫпы всех марок, цветов и размеров.

Дорожных знаков в нашем понимании нет. Если скорость ограничена, то висит табличка с надписью «speed limit». Если поворот налево запрещён, то на табличке написано «no left turn». Если наоборот повернуть надо — «right lane must turn». За всё время я видел один единственный знак — «разворот запрещён», и тот не настоящий, а в виде пиктограммы на белой табличке.

Существенных отличий от наших правил я насчитал три: если перед светофором нет таблички «no turns on red», то на красный сигнал можно поворачивать; если водитель ещё в состоянии отличить право от лева, то за руль можно садиться выпивши; если надо повернуть налево, то вполне можно пересекать двойную осевую. Ну, а всё остальное — как у людей. С нашими правами вполне можно взять напрокат машину, а из-за того, что свои права я оставил дома, в стене головой давно пробита дырка.

Приехав в отель, я понял анекдот про американца, который счёл кенгуру всего лишь «достойным кузнечиком». Дело в том, что итальянские гостиничные номера легко поместились бы в комнате, куда я попал. Там стоял диван, письменный стол, кофе-машина, раковина, микроволновка, холодильник и телевизор. В коридорчике был умывальник, плюс дверь в отдельную ванную. А спальня — ещё одна комната, причём кровать таких размеров, как показывают в немецких фильмах про водопроводчиков. Ещё в спальне был телевизор с игровой приставкой, но чтобы на ней поиграть, надо было заплатить денежку. Денежку надо было бы платить и за доступ в интернет через кабель, но оказалось, что до моего номера прекрасно добивает бесплатный WiFi с ресепшна, ne znayu, kak eto po-russki. Сам отель трёхэтажный, но зато объехать его вокруг без машины не так-то просто.

Ещё один неприятный сюрприз — моя Nokia 1110i отказалась работать, несмотря на заявленную производителем поддержку GSM 1900. Но, как говорил кот Леопольд, неприятность эту мы переживём. Особенно, если с дороги поехать поужинать.

Америка — страна больших возможностей и больших порций. Если клиент чего-то не доел, то стоит только попросить — и остатки завернут в пенопластовый контейнер. Если клиент заплатил, то должен получить всё, за что уплóчено. Как-то раз в японском ресторанчике товарищ ради шутки попросил упаковать с собой остатки лапши. И что вы думаете — упаковали. Он, бедняга, не знал, куда эту упаковку девать — съесть всё равно не съест, а не взять — значит обидеть официанта. Ну, а еда, если, конечно, вас ведут в правильное место, очень даже вкусная.

По-хорошему, дальше должен бы идти рассказ о работе, но вот это как раз от России совсем не отличается. Есть даже поговорка, которая в переводе с языка индейцев Чероки на американский английский звучит примерно как «работа не койот, в прерию не убежит». Ну, и шут с ней.

Зато после работы мы занялись национальным видом спорта — шопингом. Уж на что я не люблю ходить по магазинам, и то привёз две полные сумки впечатлений. Сами посудите — на те деньги, которых в Москве стоит пара джинсов, там я купил три пары джинсов, ремень и ещё две футболки. Ну, и на всё остальное соотношение цен примерно такое же. «И эти люди будут жаловаться на дороговизну». Да, далеко не каждый молл может претендовать на звание «второго по величине в мире», но наш Ашан вполне может поместиться в одном из отделов.

Ну, а теперь немного о культурной программе. Побывать довелось в двух городах. Первый — это

Филадельфия

Если интересоваться историей Америки, то ехать надо именно сюда, в Филадельфию. Здесь гражданская война закончилась подписанием Декларации независимости. Здесь кругом надписи — independence, freedom, liberty. Даже главная достопримечательность города — Independence hall, дом, где была подписана та самая Декларация. Достаньте из кармана стодолларовую банкноту и переверните её. Да-да, то самое здание с флажком-флюгером и часами. Обратите внимание, местное время 18:00, но уже почти темно.

Въехать в город можно по одному из двух мостов, причём оба платные. Проезд по одному стоит $3, а по другому — $2. У автобусов под стеклом закреплены специальные коробочки, «проездные». Однако большинство водителей всё-таки рассчитывается наличными. На фото пункт отъёма денег перед трёхдолларовым мостом и сам мост. Да, выезд из города по любому из мостов абсолютно бесплатен.

Припарковаться можно без проблем, надо только накормить монетами парковочный счётчик. Если полицейский решит проверить законность парковки, а время на счётчике истекло, то машину не эвакуируют, просто выпишут штраф.

Недалеко от въезда в город — здание мэрии. Это, наверно, самое красивое здание в городе — оно большое, но из-за стоящих рядом небоскрёбов большим не кажется. А два следующих снимка — это Маркет-стрит. Книжки Джека Лондона оживают на глазах.

«Знаменитое Хард-рок кафе» звучит, наверно, примерно так же, как «знаменитый Макдональдс». Однако пока в Москве такого нет, смотрится как экзотика. Пытливый ум тут же ткнёт меня носом_в, да только слишком уж давно я не ходил по Арбату.

Памятник бельевой прищепке стоит в конце Маркет-стрит прямо напротив мэрии, а вот странная кирпичная коробка — это конструкция, символизирующая колокольню, с которой ударил Колокол свободы. Сама колокольня то ли куда-то делась, то ли и не было её никогда. А колокол с трещиной лежит возле Independence hall’а. Там же и памятник неизвестному, возвестившему великому американскому народу, что декларация подписана. Имя его история не сохранила, а памятник называется просто — the Signer.

Барельефы в стиле соцреализма украшают здание суда, а в аптеке действительно можно купить всё на свете. В том числе и лекарства.

В моём родном городе Северодвинске находится одна из крупнейших верфей. В этом смысле Филадельфия — город-побратим, ведь там тоже строили корабли, в частности, легендарный Варяг. В черте города стоит линкор-музей Нью-Джерси, однако при дневном свете я его так и не увидел. На фото — ночная панорама реки Делавэр. Слева можно разглядеть мост, а справа — стояночные огни линкора.

Когда мы сидели в ресторане на берегу, к веранде подплыли гуси. Утки там были бы неуместны — слишком уж они мелкие. Мы болтали с американским коллегой о Стейнбеке, я рассказывал, что очень хочу повторить путешествие в поисках Америки, можно без Чарли, а он советовал оптимальный маршрут.«Знаешь, Джим, — сказал я, — всё-таки из всей Америки я мечтал побывать в первую очередь именно в Филадельфии. Ведь мой отец строил подводные лодки, и мне всегда было интересно, как живут его американские коллеги». Джим немного помолчал и ответил: «Ну, вот ты и посмотрел. Мой отец строил корабельные ракеты». И мы выпили за дружбу между народами.

Нью-Йорк

Главный герой романа «Заблудившийся автобус» немного завидовал водителям современных, мощных и комфортабельных автобусов-борзых.

Большие автобусы «Борзой», тяжёлые и высокие, как дома, въезжали под посадочный навес и отъезжали. Шофёры плавно и красиво подруливали к платформам. Пахло маслом, дизельным выхлопом, конфетами и сильным моющим порошком, ударявшим в нос.

В общем, тоже один из символов Америки. Жаль, что наши междугородние автобусы не отмечены каким-нибудь общим знаком.

И вот мы едем в Нью-Йорк на таком символе. Есть ощущение, что автобусы остались теми же самыми со времён Стейнбека. По-прежнему пахнет дизельным выхлопом, совсем как от пожилых Икарусов. Да и автобусы не производят впечатления последнего слова техники. В общем, всё как у нас. За исключением надписи Greyhound.

Дорога до Нью-Йорка интересна тем, что во-первых, местами для автобуса выделена отдельная полоса, поэтому мы двигались чуть быстрее пробки, а во-вторых, дорога проходит мимо аэропорта Нью-Арк, где самолёты взлетают прямо параллельно дороге.

Автобус привёз нас на подземную стоянку на 42-й улице. И стоило подняться наверх, как нас просто оглушило. Те, кто жалуется, что в Москве много рекламы, просто никогда не были в Нью-Йорке. Всё раскрашено, всё мигает и переливается всеми цветами радуги. А на центральной фотографии — здание, одна стена которого (не плоская, между прочим) за исключением окон представляет собой огромный экран. NASDAQ — это не неоновые трубки, это видеоролик.

Карта Манхэттена похожа на тетрадку в клеточку. Стрит — параллельно, авеню — перпендикулярно. И только Бродвей как будто проведён наискосок дрогнувшей рукой нерадивого ученика. На снимке — один из бродвейских театров. Репертуар весьма специфический, да.

Кстати, вот что в американских магазинах действительно дорого, так это всякие сувениры — ручки, значки, магнитики… Оно и понятно. Кстати, на одном из магнитиков обнаружил надпись «Proudly made in USA». Вот так.

Машины в городе такие же большие, как и за городом. Правда, в окружении небоскрёбов они не смотрятся громадными — так, вполне нормально. Разукрашенные грузовики — это тоже не в Нью-Йорке, хотя мне и удалось сфотографироваться на фоне мусоровоза — ярко-зелёного Mack’а с разноцветными фонариками. Вообще всё большое — например, вывеска McDonald’s высотой пять метров или M&M’s, где каждая конфетка под два метра высотой. Но есть и такие вот курьёзы, как полицейский мотороллер типа «Муравей».

Сердце Манхеттена — Центральный парк. Там правда зелено, и когда видишь зелёную лужайку, а на заднем плане — небоскрёбы, вид довольно-таки сюрреалистический. По дорожкам бегают люди, причём бегунов очень много. Гостей города по тем же дорожкам катают лошади и рикши. На спортивных площадках афроамериканцы играют в мяч. Погрузчики разгружают тыквы — Америка готовится встречать Хеллоуин (да-да, я почти три месяца писал этот отчёт).

А ещё в Центральном парке живут белки. Не две и не три, а сотни. А может быть, тысячи. К одной из них удалось подойти метра на полтора.

Времени остаётся совсем немного, поэтому мы не успеваем ни посмотреть на мосты, ни подойти к статуе Свободы, ни даже облететь её на вертолёте (да, есть и такая услуга, всего $62 за пятиминутный полёт).

Зато юноша, спешащий на свидание, может порадовать свою возлюбленную не только изысканным букетом, но и тыквой. Может, правда, и в тыкву за это получить.

А дальше — бегом до Empire State Building. Говорят, на него можно подняться.

Вокруг сплошные небоскрёбы. Иногда здание выглядит так, будто его строили, старались и возвели аж целых шесть этажей. А потом плюнули на дизайн, и добавили сверху ещё сорок безо всяких украшений. Правда, есть один красивый дом. И что, вы думаете, написано на фасаде? «Petrossian». Ваганычу бы понравилось.

До знаменитого небоскрёба мы добрались, и даже поднялись наверх. По пути нас раз пять предупредили — видимость нулевая. Действительно, не обманули — видно совсем чуть-чуть. Но в те дни, когда видно, очередь очень уж большая, судя по тому, как приспособлены коридоры.

Ну, а как же домой? Когда мы отправлялись в Нью-Йорк, коллеги говорили — не волнуйтеь, там каждая вторая машина — такси, уедете. Ага. Такси действительно очень много, это даже видно на фотографиях. Только вот фильмы типа «Секс в большом городе», где дамочка вылетает из подъезда и через секунду уже мчится прочь на такси, — враньё. Мы ловили машину минут двадцать. За это время мимо проехало не меньше сотни машин, из них три остановились, из них все трое отказались ехать в аэропорт.

Наконец остановилось что-то такое же большое и крокодилообразное, но зелёного цвета. Внутри — дерево, кожа и флегматичный негр за рулём. Вот он-то и довёз нас до JFK.

А дальше — duty free, в котором совсем нечего купить, два часа ожидания в самолёте, пока дадут команду на взлёт, три кресла на одно моё рыло, сумасшедший таджик-таксист, которому врач запретил автомобили с объёмом двигателя больше 1.6 л… Но это уже совсем-совсем другая история.

  • Current Music: Крематорий - Америка